9 мин
Природа пузырей на финансовых рынках

Природа пузырей на финансовых рынках

Можно с полным правом говорить о природе этого явления, потому что подобно природным катаклизмам оно развивается стремительно, иррационально и стихийно. Лучшие экономические умы, анализируя происхождение финансовых пузырей, способны объяснить происходящее только задним числом, что для пострадавших от этой катастрофы представляет уже лишь теоретический интерес. Но до сих пор, в отличие, например, от извержений вулканов, никому не удается с уверенностью их предсказать или с полной определенностью сказать об уже происходящем: «Вот, это — финансовый пузырь! Будьте осторожны!» А осторожность тут необходима. Последствия финансовых пузырей способны обрушивать целые отрасли и приводить к кризисам экономики государств, не говоря уж о личных банкротствах и финансовых катастрофах.

Признаки и симптомы

В основе пузыря лежит, как правило, актив, чья стоимость по каким-то причинам внезапно начинает расти буквально на глазах, значительно опережая и темпы инфляции, и темпы роста цен на другие активы. И это главный признак финансового пузыря: внезапный, резкий рост цен на какой-то актив, когда его реальная стоимость вроде бы не меняется, а темпы роста цен стремительно повышаются, начиная влиять на экономику в целом. Этот рост становится заметен всем, в ожидании еще большего роста актив начинают массово приобретать как профессиональные инвесторы, так и простые люди, у которых есть какие-либо сбережения.

финриски_пузырь1.jpg

Цель большинства инвесторов, вкладывающихся в дорожающий актив, — его скорая перепродажа с максимально возможной наценкой. Вокруг актива развивается смерч ажиотажного спроса, все больше взвинчивающий цену, разогревающий рынок… до определенного момента.

Как надуваются пузыри

Европа знала тюльпаны с середины XVI в. Капризный и экзотичный цветок, пришедший с далекого Востока был символом новизны, непредсказуемости, объектом вожделений знатоков, ценителей и богатых коллекционеров. Источники рассказывают, как в 1608 году мельник обменял свою мельницу на единственную луковицу; женихи считали такие луковицы завидным приданым. Но только в Голландии редкие тюльпаны заняли в общественном сознании место высшей ценности наравне с золотом и драгоценными камнями. При этом тюльпаны, в отличие от камня, можно было размножать, что делало их не только сокровищем, но и доходным вложением капитала. И рынок луковиц вдруг начинает расти лавинообразно, захватывая людей, прежде далеких как от мира торговли, так и от увлечения цветоводством.

Тюльпаномания распространялась как инфлюэнца, как недавняя война и вчерашняя чума. Торговля шла на бирже и в кабаках, цены взлетали на несколько порядков. Рациональные и бережливые голландцы, забыв о всегдашней осмотрительности, меняли дома и хозяйство на несколько луковиц, переходили от торговли луковицами — к торговле луковицами в земле, их частями, наконец, контрактами на будущие луковицы, к чистой «торговле воздухом»… Все обрушилось так же внезапно, как и началось. Крушение состояний, разорения, кризис доверия, суды и распри, тяжелое отрезвление, поиски виновных… Только национальная и религиозная этика голландцев не дала делу дойти до погромов. Экономика трудолюбивой страны устояла, а на месте безумного поветрия осталась процветающая и в XXI веке отрасль — символ королевства, а также поучительный национальный миф о коварном цветке.

По похожей схеме, наполненные страстью к быстрой наживе и окруженные информационной шумихой, раздувались пузыри в разных странах и отраслях и с последствиями различной тяжести. Таким был пивной бум в Великобритании и бум акций английской же Компании Южных морей. Так вздулся и лопнул пузырь французской Системы Миссисипи, успев затянуть акционеров из Англии, Голландии, Германии и Италии. И так же — железнодорожная мания в Англии XIX века. Так вздулся рынок акций в США к 1929 году, стремительно обрушивший страну в пучину Великой депрессии. И тяжелое чувство дежавю никого не остановило, когда на рубеже тысячелетий вспыхнула массовая мания акций интернет-компаний («пузырь доткомов»), завершившаяся волной банкротств. И всякий раз пострадавшие от пузырей обескуражено замирают на обломках, а с ними и ученые-экономисты и социологи вот уж триста лет ломают головы: «Что это было?! Точно ли это был он, проклятый пузырь? И главное где и когда ждать следующего?!»

Когда рождается пузырь

  • Когда возникает рост цен на актив — резкий и не объяснимый изменением фундаментальных экономических факторов.
  • Когда «специалистами» и участниками инвестиционного рынка вдруг стремятся стать все — от топ-менеджеров корпораций до маникюрши.
  • Когда инвестиционный актив покупается для быстрой перепродажи по возросшей цене.
финриски_пузырь2.jpg
  • Когда из-за бума перестают работать традиционные методы оценки актива.
  • Когда вокруг инвестиций нарастает информационный шум с валом экстремально хороших или дурных новостей: повсюду только и разговоров, что о рынке акций и недвижимости, только и рассказов, что о сделанных новых состояниях, об обогатившихся счастливцах.
  • Когда на финансовый рынок перетекают средства из реальных секторов экономики, потому что спекулировать активами выгоднее, чем заниматься производством.
  • Когда все новые и новые инвестиционные компании плодятся как грибы.
  • Когда учащаются новые выпуски ценных бумаг (а значит, ухудшается их качество).Когда «разогревается» один узкий сектор рынка, а остальные впадают в подобие сна.
  • Когда увеличивается количество финансовых мошенничеств... но, увы, — и этот признак, обычный ответ на безоглядную погоню за богатством, обнаруживается в полной мере, когда пузырь уже лопнул.

Где рождается пузырь

Пузыри не надуваются в реальной экономике и на рынке тех товаров, которые покупают для конечного потребления. Цены на эти товары не взлетают в одночасье, чтобы упасть на следующий день. Возможность перепродать объект инвестиций в ближайшем будущем и с прибылью — ключевое условие рождения пузыря.

финриски_пузырь3.jpg

Бумы характерны именно для финансовых рынков, где: 

  • Товар покупается вместе с надеждой на рост цены.
  • Трудно оценить реальную стоимость объекта, разброс оценок может быть очень велик, а «простой» покупатель сам в ценности актива разобраться не может.
  • Покупателя можно подтолкнуть к покупке, внушив ему необоснованный оптимизм. 
  • Есть простор для воображения, волшебной истории, глобального изобретения, революции в экономике — так и хочется брать последние понятия в кавычки, но ведь никогда по-настоящему неизвестно, происходит ли действительно слом привычного порядка вещей. Ведь автомобили, самолеты, телефон, компьютеры и интернет действительно принесли «дивный новый мир» и состояния тем, кто инвестировал в их новизну.

Что должно насторожить начинающего инвестора

Полную и очень убедительную картину возникновения, анатомии, психологии, экономики и социологии финансового пузыря мы находим, как ни странно, не в глубоких, но разрозненных работах финансовых аналитиков, а в художественной литературе. Чтобы увидеть, почувствовать атмосферу финансового пузыря и при наличии подобных симптомов в реальности сторониться ее, достаточно нескольких цитат из романа Э. Золя «Деньги».

В романе мелкий аферист вовлекает французов в проект развития коммерции в Средиземноморье, перерастающий в головокружительные, глобальные планы переустройства Востока. Идея быстрого обогащения на акциях проекта, жажда наживы со скоростью эпидемии охватывают всю страну.

1.         Ошеломляющие масштабы, гигантомания в планах и перспективах, месседж «мир больше не будет прежним». Так инициатор проекта обозначает его перспективы:

Прежде всего они завладеют Средиземным морем, они его завоюют при помощи Всеобщей компании объединенного пароходства… он прославлял это море, единственное, которое было известно в древности, это синее море, вокруг которого расцветала цивилизация, волны которого омывали древние города — Афины, Тир, Александрию, Карфаген, Марсель — города, создавшие Европу. Затем, обеспечив себе эту широкую дорогу на Восток, они начнут там, в Сирии, с небольшого предприятия, с Общества серебряных рудников Кармила, только чтобы мимоходом выручить несколько миллионов, но это сразу привлечет к ним акционеров, потому что мысль о серебряных россыпях, о деньгах, валяющихся прямо на земле, так что их можно собирать лопатами, обязательно воодушевит публику... Там есть также залежи каменного угля у самой поверхности; он страшно поднимется в цене, когда в стране построят много заводов; а кроме того, между делом они займутся и другими мелкими предприятиями, создадут банки… будут эксплуатировать обширные ливанские леса... 
 …эта компания с капиталом в пятьдесят миллионов монополизирует весь транспорт Средиземного моря... <…> Централизация капиталов позволит построить стандартные пароходы небывалой роскоши и комфорта, движение участится, будут созданы новые гавани, Восток превратится в пригород Марселя, а какое значение получит компания, когда после открытия Суэцкого канала можно будет наладить сообщение с Индией, Тонкином, Китаем и Японией! <…> …древняя поэзия святых мест была еще сильнее, чем изыскания науки, — она превращала это серебро в чудесный дождь, осиянный божественным светом...

2.         Информационный шум

…Со времени открытия Выставки пресса ежедневно била во все колокола, прославляя Всемирный банк. Каждое утро приносило какую-нибудь новую рекламу, способную взбудоражить весь мир: то рассказ о необыкновенном приключении дамы, забывшей сотню акций в фиакре; то отрывок из путешествия в Малую Азию, в котором сообщалось, что банк на Лондонской улице был предсказан еще Наполеоном; то большую передовицу… не говоря уже о постоянных заметках в специальных газетах, которые были завербованы все, как одна.... Жантру… иной раз даже нападал на Всемирный банк, чтобы потом с торжеством опровергнуть собственную выдумку. 
 …написать брошюру страниц в двадцать о грандиозных предприятиях, основанных Всемирным банком, придав ей увлекательную форму повести, богатой диалогами и написанной простым разговорным языком; …наводнить провинцию этой брошюрой, рассылая ее бесплатно в самые глухие деревни. …создать агентство, которое бы составляло и печатало биржевой бюллетень, а затем рассылало его сотне лучших провинциальных газет… <…> …платить субсидии крупным журналам, купить молчание обозревателя враждебной фирмы, приобрести местечко на четвертой странице одной очень старой и весьма почтенной газеты, продающей свои услуги тому, кто больше даст. И в этой расточительности, в легкости, с какой [организаторы пузыря. — Ред.] разбрасывали эти громадные деньги на все четыре стороны, чтобы только создать шум вокруг своего банка, сказывались безграничное презрение… умных деловых людей к темному невежеству толпы, готовой верить всяким сказкам и так мало смыслящей в сложных биржевых операциях, что самая бесстыдная ложь может обмануть ее и вызвать целый дождь миллионов.

3.         Стремительный рост стоимости актива, ничем не объяснимый, но разжигающий азарт, вовлекающий в игру самых разумных, и осторожных, и ограниченных в средствах. И это — признак приближающейся катастрофы

За две недели курс на бирже поднялся до полутора тысяч, а к концу августа, непрерывно повышаясь, он достиг двух тысяч. <…> Покупали все, покупали даже самые благоразумные; никто не сомневался в том, что курс поднимется еще, что он будет подниматься без конца. Открывались таинственные пещеры «Тысячи и одной ночи», бесчисленные сокровища халифов отдавались вожделеющему Парижу. Казалось, все мечты, о которых шепотом говорили в течение многих месяцев, сбывались на глазах у очарованной толпы: колыбель человечества будет отвоевана, исторические древние города побережья восстанут из песков, природные богатства Дамаска, потом Багдада, а за ними Индии и Китая будут разрабатываться победоносной толпой наших инженеров. Покорение Востока, которое не удалось Наполеону с его шпагой, осуществило акционерное общество, бросив туда армию заступов и тачек. Завоевание Азии стоит миллионов, но оно даст миллиарды. И больше всего торжествовали участницы нового крестового похода — женщины, твердя о нем на своих интимных файф-о-клоках, на пышных великосветских ночных приемах, за столом и в альковах. <…> А потом пошла мелкота, шумная, топочущая толпа, какая всегда идет следом за крупными войсками. Азарт перекинулся из гостиных в кухни, от буржуа к рабочему и крестьянину, и теперь в эту сумасшедшую пляску миллионов бросал жалких подписчиков, имеющих одну, три, четыре, десять акций: швейцаров, собравшихся на покой, старых дев, пестующих своих кошек, мелких провинциальных чиновников в отставке, живущих на десять су в день, сельских священников, раздавших беднякам все, что у них было, — всю эту отощавшую и изголодавшуюся массу полунищих рантье, которых каждая биржевая катастрофа убивает, словно эпидемия, и одним махом укладывает в общую могилу.

***

Распознать пузыри непросто даже специалистам. А для начинающих, неопытных инвесторов риски особенно высоки. Пожелаем же вам — и себе! — быть осторожными оптимистами и научиться видеть, чувствовать, понимать и грамотно взвешивать риски.

финриски_пузырь4.jpg